контактные телефоныТелефоны: +7 495 917-80-20, +7 495 917-80-28  связатся по E-mailE-mail: igisp@igisp.ru
 
 
О нас |  IAGP |  VIP проект |  Тренинги |  Тренеры |  Расписание

«Связи 2005»: клуб и личностный тренинг

Статья опубликована:
в газете "Управление персоналом" № 9-10 2005


Группа «Связи 2005»: клуб и личностный тренинг


Что за идея

Как ни странно, у нас дома, в России, про группы не так уж много известно, в том числе и про один из тончайших и в то же время широко распространенных на западе психологических методов – группанализ. Тренинги и группы обрели чрезвычайную популярность в Америке и Европе в 60-е, наряду с лавинообразным распространением прочих "движений свободы" - студенческими волнениями, музыкальными движениями "новой волны", революциями цветов и расширением прав женщин и меньшинств. Расширение сознания, развитие человеческого потенциала, группы встреч – интерес к себе, к Другому, к миру протекал через группы. В те годы по масштабу индустрии сфера тренингов была сравнима с туризмом. Запрос на "путешествие внутрь себя", на связь с другими культурами (в том числе, на связь со внутренними мирами других людей – своего рода совместное путешествие в пределах одной и той же территории и определенная "клубность"), пришедший на волне постмодернизма, привел к появлению мира "третьего образования", когда люди получают образование в режиме тренинга. "Третье образование" не утилитарно. Его цель – не только в карьере и зарабатывании денег; оно менее конформно и более личностно.

Идея личностных тренингов не связана с решением конкретных психотерапевтических задач. Она обращена к здоровой стороне человеческой личности, к ее ресурсам, которые надо выявлять и развивать, к тому "человеческому", что впоследствии позволяет гораздо успешнее разбираться с проблемами и выстраивать жизненные перспективы. Происходящее в группе, воздействуя на человека, расцвечивает его жизнь, выводит ее за жесткие рамки, накладываемые социальным статусом, возрастом, профессией, будничными проблемами. Разрешить себе участвовать в группе, как правило, может тот, кто достаточно силен, чтобы не прятаться за свои мощные и привычные роли, кто имеет опыт успеха или желает его приобрести, кто допускает, что может быть более счастлив и легок на подъем, для кого важно иметь новое восприятие и внутреннюю ясность.

На сегодняшний день на западе подобные группы распространены и культурно-элитарны, так как в этом уже есть и традиция клуба и новизна, рождаемая, в том числе и новыми акцентами в смыслах и целях. Во Франции мне случилось участвовать в недельной интенсивной конференции для европейских топ-менеджеров. Задачей было изучить роль эмоций, влияния "рамок и условий" на эффективность групповых процессов и проектов. 80 человек, с утра до ночи, занимались тем, что по четким, но весьма разным правилам, общались в группах разного формата. Так в одной был ведущий (очень опытный израильский психоаналитик) говорили "о чем угодно" и интерпретировали неслучайность, второй и третий смысл сказанного. И для неискушенных в психологии людей вдруг становилось очевидным, что есть скрытые и существенные маленькие закономерности в казалось бы столь незатейливо проводимом ими времени. Четкие рамки группы, поведение ведущего, следование правилам, неопределенность задачи, постоянство участников – сами по себе становились сильными катализаторами происходящего. В другой группе ведущего не было. Нужно было решать поставленную задачу, наблюдая за формированием команды, лидерством, возникающими ролями, эмоциями. В-третьей, время от времени приходили депеши "от руководства" конференции, требовалось отправлять ответные, быть в курсе дела других команд, посылать отчеты. Обратной стороной этой медали в свою очередь были совершенно иные отношения и не в шутку закипавшие страсти. В четвертой группе... Все эти форматы позволили топ-менеджерам увидеть то невероятное количество ньюансов и оттенков, которые, как оказалось, влияют на результат решения столь привычных им задач, и вдобавок немало узнать о себе самих.

Откуда взялся запрос

Мой интерес к созданию и ведению такой группы (она же личностный тренинг и клуб) связан с моим опытом коучинга, консультирования и бизнес-тренингов, который показывает, что у менеджеров и руководителей есть большой запрос на личностный тренинг, позволяющий работать с широким спектром жизненных ситуаций, проблем и возможностей, касающихся профессиональных перспектив, личных отношений и даже смысла жизни. В "бизнес"-форматах слишком мало пространства и простроенного времени, где можно поговорить про всю свою внутреннюю сложность, порой запутанность, про ожидания и мечты, поскольку есть конкретные, заданные бизнесом задачи. В то время как именно для "заорганизованных", в хорошем смысле, топ-менеджеров некоторая свобода и неопределенность является важным полем их развития. Группа, где вроде бы ничему не учат, и которая позволяет научиться не учась.

Некоторые участники группы "Связи 2005" воспринимают ее как тренажер для мозгов. Другие – как способ пробиться сквозь обязательность и расписанность, разумность каждой минуты своей жизни. А для кого-то она – безопасная и одновременно экстремальная возможность ни к чему не обязывающего общения с совсем другими и непривычными людьми, с которыми ничего не связывает. Есть в ней и любители неожиданных чувств – эдакого "эмоционального слалома".
Группа может быть и аналогом чистого листа, на котором появляются слова и рисунки – и видно, что дело тут не в обстоятельствах жизни, а в том, что каждый создает сам.

Любопытно узнать, как другие чувствуют и переживают. От чего плачут. Каковы обычно скрываемые изнанки жизни, параллельные жизни, кто на кого похож – зарисовки, выполненные разными людьми, в разных стилях. Тебя доброжелательно рассматривают, к тебе испытывают чувства, и ты живешь иной, чем привычно, интенсивностью. Хочется узнать, каким окажется твой портрет; правда, пока не придешь, не узнаешь. Хотя если и придешь, неизвестного станет еще больше. Найдутся ключи к старым секретам, и тут же вспыхнут новые интересы и вопросы.

Методом от противного: чего нет

Жанр нашей группы – далеко не эпический. Не то, что на тренинге, где с пафосом обещается "переделать", "сделать под ключ", "развести сад в душе", "освоить новые навыки", "победить чудовищ", на худой конец – "разобрать мак и манку и получить за это серебряные коньки".

Мы как более скромные сказочные герои: внешне никуда не спешим и не берем на себя никаких повышенных социалистических обязательств. Выдающиеся жизненные достижения и выполняемые обязательства – семейные, личные, всякие там роли, комплексы и прочий психологический "Жюль Верн" с бойким называнием терминов и понятий из пены популярной литературы – тоже не служат путеводными нитями. Мы не только не берем новых пионерских обязательств, не напитываемся комсомольской бодростью больших процветающих организаций, но даже отступаем от всепобеждающей житейской мудрости, что, мол, надо "учиться, учиться и учиться".

Пролистывание своих жизней и дней, из которых они состоят – их перетряхивание перед случайными попутчиками данного вагона – тоже не является нашей прямой задачей. Ну, мало ли, кому чего расскажешь. Слово, как известно, не воробей; а тут повылетает всякого…

Да и ведущий, надо заметить, не стремится к определенности того или иного жанра. Сединами не дорожит, орлиным взглядом не играет, не вздыхает сочувственно, стремясь удочерить пол света, не хихикает придурковато, стремясь быть как все, и даже не вбирает все происходящее в глубокий океан своих всевидящих глаз. Нет вам ни провокативных вопросов, заставляющих тихо вздрагивать, чувствуя себя Раскольниковым перед Порфирий Петровичем, ни бойких рассказов о покоренных министрах и бандитах, ни замусоленных мудростей, открывающихся на третий день после повествования, ни рецептов из-под подушки бабушки, ни похищенных из сейфа стратегий развития, к которым стоит немедленно примкнуть перед открытием завтрашней фондовой биржи.

Чего мы хотим

Однако, и невольный нигилизм – избыток того, чего якобы не происходит на группе – не должен отвлекать нас от вопроса: зачем же мы собрались и чего хотим?

Да, одной из наших задач, безусловно, является создание неуловимой странности, неполной предсказуемости и от того – надежды на определенную новизну от прекрасной, но несколько детерминирующей обычной жизни. Кому из нас не знакомо чувство, что ведь могло бы (ох, могло бы!) быть как-то по-иному, что совсем рядом – на тропках и развилках – могут начаться другие обстоятельства и следствия.

На время превратив реализм нашей жизни, пафос необходимого, обстоятельства и долги, заслуженные награды и отлучки от столбовой дороги в один из множества возможных миров, мы можем посмотреть на себя и происходящее с нами – по крайней мере, сегодня вечером – как на приключения в ином жанре. Иное. Магический реализм России, Балкан, Латинской Америки, готический роман, детектив и триллер, фантастическое повествование бытуют наряду с научно-популярным изложением нашей жизни, сказочными сюжетами про наших добрых фей и помощников. Не за горами – анекдоты и новеллы, а также просто всхлипы с переживаниями из одних междометий. Разумеется, экстрим и экшн лишь на время сходят с тропы.

Холодок в животе, сердечный трепет, тепло в пальцах, шевелящиеся волоски ужаса, прищур находки: наше тело, хотя и не вполне в фитнесе, живет и тренируется какой-то своей, тайной и незримой, но от того не менее драматичной жизнью. Возможно, мы и от него дождемся благодарности – то ли слушаться будет лучше, то ли хотеть яснее, а может просто, побродив свободнее в своих чувственно-телесных эмпиреях, вступит в лучший сговор с нашей душой и даже со столь тщательно лелеемым нами сознанием (которое, якобы, отвечает за ясность нашей жизни).

Итак, одна из задач нашей группы – создание странного, неоднозначного, неединственного ощущения нашей жизни и ее прочтений.

Казалось бы, неопределенность – не так уж легко переносимая вещь, а тут мы ее вовсю декларируем и пытаемся поплавать в ее водах, выдавая их чуть ли не за целебные. Уж не тихими ли вздохами, мороками, зомбированиями и трансами собираемся мы заниматься, собравшись в кружок, за тихой и вроде бы непритязательной беседой? И что это за перебор жанров – не лепет ли студии самодеятельных устных рассказчиков, не народный ли театр, не драматургия ли зеркальных уподоблений и отыгрываний в эхах и тихих отзвонах сказанного? Не позвать ли в который раз на помощь внятных советчиков, бойких указчиков, начитанных знатоков и обученных экспозиторов ясного знания? Продавцов по лучшим образцам?

Уникальные пустяки нашего "со-бытия": что было, что будет

Как бы там ни было, в нашей группе много очень маленьких, но особенностей. Тебя выслушивают, и ты говоришь коротко, хотя самому так не кажется: важное сказать удалось, себя не ограничивая. Тебя перебивают, но скорее мягко, улыбаясь, и "о том же" - а не забыв, как это часто бывает в жизни, и принявшись вещать про свое, про другое. Ты больше не привидение, которое то ли есть, то ли нет. Ты интересен: тебя выдумывают, разглядывают сравнивают. Все мы понимаем, что слова "я тебя вижу" – по-настоящему это и про то, что "ты есть – я есть", "я -тебя люблю", "оказывается мы живем и здесь и сейчас существует".

У нас можно быть смешным, рассказывать о том, как споткнулся и ушиб коленку. Говорить о пустяках, которые оказываются заклятием серьезного. Говорить о серьезном, которое внезапно теряет свою скрижальную серьезность. Вроде было "жизненное предписание", от которого ни на шаг, а потом вдруг рассыпалось. К счастью, не каждое предписание – а то, если вдруг не там гайка отскочит, мало ли что отвалится. Каждый успевает рассказать про себя что-то в жанре коротких историй, которые нанизываются, составляя некое ожерелье – неожиданный цикл, из которого выстраивается и невольный "эпос" этого человека, со всем веером фантазий и приписываний полагающихся деталей.

Часть этих приписываний слегка высмеивается, обсуждается, высвечивает стереотипы про других похожих людей, да и про себя самого. На смещении привычных форматов самопредъявлений и осыпается часть отшелушивающейся штукатурки невольных житейских банальностей.

Разумеется, иногда настает черед жизненной повести или человеческой трагедии. Трагедии уже потому, что это, случившись, не дало случиться другому, возможному. В общем, всякое такое знакомое: "тьмы низких истин нам дороже...". И истины, и тьмы, и соблазны и романтические шорохи, и возвышающий обман - все это имеет у нас быть.

Если Вы все же спросите: кто собрался к нам на огонек? Какие состояния души открылись, какие истории прозвучали, и удалось ли решить: "жить делать с кого"? Какие професси носимы были, и какие тайные магические замочные скважины приоткрылись – будет черед, расскажем и про это. Было и "дыша духами и туманами", было и вперебив Достоевского с Чеховым. Клубилось иное и странное, и другое, и обычное, и в шелках. Звучали и Куршевель, и несданные бутылки, и изломы из князей и далее везде. Имелись и скромные домашние посиделки в хрустальных замках, и бодрые жизни топменеджерских кавалерийских атак.

Dkey design
 
Поиск: